Контрольная работа ""Белые пятна" в биографии Эраста Фандорина"

Название:
"Белые пятна" в биографии Эраста Фандорина
Тип работы:
контрольная работа
Размер:
31,6 K
40
Скачать
Причины популярности детективно-авантюрных романов Б. Акунина. Изучение биографии Э. Фандорина - тайного агента, разносторонне одаренного человека, основной чертой которого является везение и неуязвимость. Исследование неизвестных периодов жизни героя.

Краткое сожержание материала:

«Белые пятна» в биографии Эраста Фандорина

акунин фандоринский биография

Актуальность - при снижении общего читательского интереса современной молодежи произведения Б. Акунина востребованы и личность Э. Фандорина привлекательна читателям всех возрастов.

Цель - найти объяснение пробелам в биографии Эраста Фандорина.

Задачи: Изучить биографию Э. Фандорина. Выявить «белые пятна» в его жизненном описании.

Понять, с какой целью автор оставляет неописанными значительные «куски» в жизнеописании своего героя.

Проблема - Почему Б.Акунин настойчиво оставляет пропуски в «линии жизни» Э. Фандорина? На основании чего автору удается поддерживать такой интерес к своему герою и оставаться одним из самых востребованных современных авторов?

Гипотеза - «Белые пятна» в биографии Фандорина, сознательно оставляемые автором, являются средством поддержания читательского интереса к романам Бориса Акунина.

Объект исследования - биография Эраста Фандорина.

Предмет исследования - неизвестные периоды жизни Фандорина.

Первые книжки, подписанные именем “Б. Акунин”, появились в 1998 году и сразу вызвали читательское любопытство. Романы “Азазель”, “Турецкий гамбит”, “Левиафан”, “Смерть Ахиллеса” были написаны на материале русской истории XIX века, и кроме лихо закрученного детективно-авантюрного сюжета демонстрировали редкое для жанра изящество языка. И это даже не главное. Чтение этих книг вдруг пробуждало глубоко уснувшую в нас любовь к русской истории и литературе.

Ради чего читают Бориса Акунина? Ради острых ощущений, рождаемых сюжетными хитросплетениями; или ради обнаружения преступника, искусно маскирующегося среди мирных обывателей; или ради целей познавательных - познакомиться, например, с обычаями и ритуалами великокняжеского двора («Коронация, или Последний из романов») и устройством бандитских шаек («Любовник Смерти») - и то и другое представляется читателю в особых, не столько исторически-точных, сколько «акунинских» версиях. А читатель «литературно озабоченный» «прочесывает» акунинские тексты еще и для поиска цитат и аллюзий.

Циклизация - черта, издревле свойственная словесности. Но особенно она характерна для массовой литературы. Читатель оной быстро привыкает к персонажам, странствующим из романа в роман, привязывается к героям, как к старым знакомцам, живет их радостями и горестями, как своими. Мир, обжитый такими давно родными, «знакомыми всё лицами», - мир понятный и привычный. Открыв очередную книгу серии, чувствуешь себя уютно и уверенно. Даже если в серии тут и там попадаются серийные убийцы и странствовать об руку с этими малосимпатичными героями приходится из грязного кабака в вертеп разврата...

В том, что Борис Акунин задумал объединить девять романов об Эрасте Фандорине в один цикл, ничего оригинального, конечно, нет. В классике детективного жанра было немало таких консолидирующих фигур - сыщиков и (рас-)следователей всякого рода. Литературные предки у г-на Фандорина весьма почтенные, с хорошей репутацией: мистер Шерлок Холмс, мсье Эркюль Пуаро, мисс Марпл... Старый прием безотказно действует и в нынешней российской беллетристике детективного жанра: стоит вспомнить хотя бы аналитика Настю Каменскую, произведенную на свет писательницей Александрой Марининой. Всё так. Но...

Невзирая на вышесказанное, осмелюсь утверждать, что Борис Акунин как создатель «фандоринского» проекта вполне оригинален. Прежде всего, никто иной не декларировал и вроде бы не декларирует свой сериал как осознанный проект, не демонстрирует - решительно, смело, откровенно - собственную стратегию успеха: «Все жанры классического криминального романа в литературном проекте Б. Акунина “Приключения Эраста Фандорина”». В том, что Борис Акунин задумал объединить девять романов об Эрасте Фандорине в один цикл, ничего оригинального, конечно, нет. В классике детективного жанра было немало таких консолидирующих фигур - сыщиков и (рас-)следователей всякого рода. Литературные предки у г-на Фандорина весьма почтенные, с хорошей репутацией: мистер Шерлок Холмс, мсье Эркюль Пуаро, мисс Марпл... Старый прием безотказно действует и в нынешней российской беллетристике детективного жанра: стоит вспомнить хотя бы аналитика Настю Каменскую, произведенную на свет писательницей Александрой Марининой. Всё так. Но...

Невзирая на вышесказанное, осмелюсь утверждать, что Борис Акунин как создатель «фандоринского» проекта вполне оригинален. Прежде всего, никто иной не декларировал и вроде бы не декларирует свой сериал как осознанный проект, не демонстрирует - решительно, смело, откровенно - собственную стратегию успеха: «Все жанры классического криминального романа в литературном проекте Б. Акунина “Приключения Эраста Фандорина”». Акунинская игра в «классики»-классику вообще намеренно противоречива. Каждый из «фандоринских» романов снабжен броской надписью на обложке «Новый детективъ». Про то, что эти детективы - возрожденная классика жанра, и про то, что посвящены они «памяти XIX столетия, когда литература была великой, вера в прогресс безграничной, а преступления совершались и раскрывались с изяществом и вкусом», читатель узнает, только взглянув на оборот обложки.

Также двусмысленны и даты, завершающие полный перечень «фандоринских» романов в «твердообложечных» изданиях «захаровской» серии: «Азазель» (1876), «Турецкий гамбит» (1877), «Смерть Ахиллеса» (1882)... Конечно, это годы, в которые происходит действие. Но уж очень похоже на годы написания - их-то обычно и ставят в скобках после заглавий...

Классичность «фандоринских» детективов и впрямь обманчива, иллюзорна. Их сюжеты - тайное общество, щупальца которого оплели почти полмира («Азазель»), закулисная сторона войны как потаенная политическая игра, смысл коей внятен паре игроков, стоящих в тени на заднем плане, вдали от шахматной доски («Турецкий гамбит»), политическое убийство генерала - потенциального путчиста, замаскированное под сердечный приступ, из-за скандальности обстановки (умер «на бабе») создающее претенденту на власть несмываемо черный пиар («Смерть Ахиллеса»), киднэппинг с отрезанием похищенному ребенку пальчика («Коронация, или Последний из романов»). Н-не к-классические с-сюжеты, - сказал бы, заикаясь, Эраст Петрович Фандорин. И дело даже не в том, что в XIX столетии ничего подобного не было. Было, не было, - не суть важно. Важно, что эти сюжеты не вписываются в наше массовое, мифологизированное представление об этом «старом добром времени» русской литературы, к которому взывает Борис Акунин. А вот в (тоже мифологизированное) представление о наших днях - запросто.

А обстановка!.. Экстернат с новой, «продвинутой» методикой обучения детей («Азазель»), гей-клуб с кабинетами, в которых завсегдатаи предаются садомазохистским удовольствиям, в Москве 1896 года («Коронация, или Последний из романов»), путешествие по подземным улицам и переулкам Москвы и нежеланное знакомство с бандитом Князем и с рэкетиром Упырем, «крышующим» московский мелкий и средний бизнес? А Князь и Упырь, «забивающие стрелку» в Лужниках, - а «стрелка» вышла «с подставой» («Любовник Смерти»)? Воля ваша, если это и есть ваш хваленый век девятнадцатый, то он и вправду «железный». Железнее не придумаешь.

Объединяет «Приключения Эраста Фандорина» фигура главного героя. Кроме него, ни один из персонажей «Азазеля» или «Турецкого гамбита» - первых романов цикла - «не доживает» до 1900 года, до рубежа столетий, которым датированы события «двойчатки» «Любовник Смерти» / «Любовница смерти». Литературное бессмертие даровано, кажется, только самому Эрасту Петровичу Фандорину. Он и в огне не горит, и в воде не тонет. («Любовница смерти»), ни поединок со «снайпером» мадемуазель Деклик(«Коронация»)... У него поразительные дедуктивные способности, широкий арсенал потайного оружия и молниеносная реакция самурая, губительная для врагов. Более того, Эраст Фандорин - тайный агент, джентльмен, человек разносторонне одаренный и к тому же попросту везучий - способен разгадать любую тайну. Он расследует дела об убийствах русских генералов, происках ячеек анархистов и проделках утонченных дам, которые одновременно являются преступницами международного масштаба. Прибавим к этому толику интриги в духе исторического романа о "Большой Игре" великих держав и образ убийц с безумным взглядом, и мы получим верный рецепт литературного успеха.

Везение, неуязвимость - черта не столько героев детективного романа (условно говоря, «сыщиков»), сколько центральных персонажей романа авантюрного, приключенческого. Классические «сыщики» редко вынуждены демонстрировать свое мастерство в меткости или в японской борьбе; Фандорину приходится это делать на каждом шагу. На его месте трудно представить «классических» сыщиков - Арсена Дюпена, Эркюля Пуаро или тем паче мисс Марпл. Удачливость Фандорина отмечена еще в первом романе цикла, да как! Вот так о фандоринской счастливой планиде скажет его спаситель граф Ипполит Зуров: «Есть в тебе что-то... Не знаю, печать какая-то, что ли. У меня на таких, как ты, нюх. Я будто нимб у человека над головой вижу, этакое легкое сияние. Особые это люди, у кого нимб, судьба их хранит, от всех опасностей оберегает. Для чего хранит - человеку и самому невдомек. Стреляться с таким нельзя - убьет. В карты не садись - продуешься, какие кунштюки из рукава не мечи. Я у тебя нимб разглядел, когда ты меня в штосс обчистил, а потом жребий на самоубийство метать заставил. Редко таких, как ты, встретишь» («Азазель», «Глава двенадцатая, в которой герой узнает, что у него вокруг головы нимб»).

Правда, чуть дальше Зуров рассказывает Фандорину о некоем поручике Уличе, которого н...